Воскресенье, 22.10.2017, 20:09 Приветствую Вас Гость | RSS
Композиция
и
постановка танца
Меню сайта
Статьи по разделам
Балетмейстеры [184]
Биография, основные этапы творчества и произведения


Ж.Ж.Новерр"Письма о танце" [18]
Полная версия книги Новерра представленная отдельно каждым письмом


И.Сироткина "Культура танца и психология движения" [2]
Цели: ввести и обосновать представление о специфике человеческого движения, которое является чем-то большим, чем движение в физическом мире; познакомить с основными подходами к изучению движения и танца: философским, эстетическим, социологическим, когнитивным, семиотическим; дать теоретические средства для анализа двжения в искусстве и повседневной жизни; сформировать навыки «прочтения» своих и чужих движений. Курс рассчитан на будущих философов, культурологов, религиоведов, историков, психологов, семиотиков.


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ТАНЦА [0]
Методические указания к спецкурсу «Основы танцевально-экспрессивного тренинга»


Режиссура танца [62]
Теоретические и научные статьи и методики.


Драматургия танца [37]
Теоретические и методические материалы и статьи по данной теме.


Туано Арбо [3]
ОПИСАНИЕ ОРКЕЗОГРАФИИ


Научные статьи [131]
Всевозможные и собственные статьи, а также курсовые и дипломные работы студентов, надиктовыные им в качестве научного руководителя.


Танцевальный симфонизм [18]
Все материалы посвящённые танцевальному симфонизму.


Реформаторы Балета [36]
Имена и их биографии


История балета [108]
Интересные статьи по истории балеты.


В. А. Теляковский - "Воспоминания" [14]
Теляковский. Воспоминания.


Тамара Карсавина "Воспоминания" [17]
Т.КАРСАВИНА "ВОСПОМИНАНИЯ"


Леонид Якобсон [15]
Всё о Якобсоне


Польcкие танцы [13]
Описание и видео-фрагменты Польских танцев


Венгерский танец [12]
Венгерские танцы -описание и видеофрагменты


Ирландский танец [7]
Ирландский танец видео и описание


Армянский танец [6]
Армянский танец описание и видео


Танцы народов прибалтики [9]
Прибалтийские народные танцы


Видео [53]

Музыка [14]
Музыкальные материалы для этюдов и танцев


Исполнители [147]
Раздел посвящён легендарным исполнителем танцевального искусства


Интевью с Баланчиным [10]
Великолепная статья Соломона Волкова в виде интервью с Джоржем Баланчины о Петербурге, о Стравинском и Чайковском


Композиторы [68]
Биографии и интерересные статьи о композиторах


Классический танец [8]
Материалы по классическому танцу: методика и интересные статьи


Либретто балетных спектаклей [101]
В данной категории содержаться основные либретто балетных спектаклей различных времён и различных балетмейстеров


Ранние формы танца [11]
История зарождения первых танцевальных форм


Jazz & Modern Dance [15]
Техника современных танцевальных течений


Танцы Народов Мира [12]
Все народности и этносы


Русский танец [24]
Всё по русскому танцу


Испанский танец [17]
Всё о танцах Испании


Музыкальная драматургия. [33]
Методические и теоретические материалы по музыке и музыкальной драматургии.


Еврейские танцы [9]
материалы по истории и еврейских танцев


Художники [18]
Биография и творчество художников


Выдающиеся педагоги [57]
Биография известных педагогов танца


Фёдор Лопухов [13]
Фёдор Лопухов


Азербаджанский танец [3]
Всё об Азербаджанском танце


Борис Эйфман [10]
Всё о творчестве Эйфмана


Институт Культуры и Искусств [7]
правила приёма


Историко-бытовой танец [3]
ВСЁ О ИСТОРИКО-БЫТОВЫХ ТАНЦАХ


Чукотский танцевальный фольклор [4]
Чукотский танцевальный фольклор


Русский хоровод [12]
Всё о русском хороводе


Каталог статей


Главная » Статьи » Интевью с Баланчиным

Разговор с Баланчиным глава №6 Человек (окончание главы №5)
                                                              
                                                           глава №6 
 
                                                                                        
                                                                                      
                                                       ЧЕЛОВЕК
                                                               (продолэение- начало в главе №5)
 
Волков: Западные биографы Чайковского часто ак­центируют аффектацию, с которой Чайковский отно­сился к своим слугам и даже слугам своих друзей, иног­да из этого делают вывод, что эти слуги входили в гомо­сексуальный круг Чайковского. Быть может, это и так; утверждать что-либо с уверенностью трудно из-за от­сутствия документальных доказательств. Однако в Рос­сии отношения со слугами традиционно находились на ином эмоциональном уровне, чем это принято на Западе. Поэтому Чайковский выказывает не более чем типичное отношение русского «просвещенного бари­на» к слуге, когда записывает в дневник об одном из них: «Это такая чудесная личность. Господи! И есть люди, которые поднимают нос перед лакеем, потому что он лакей. Да я не знаю никого, чья душа была бы чище и благороднее...»

Баланчин: В России всегда любили своих слуг. По­этому я не удивляюсь, что Чайковский писал своему слуге аффектированные письма. Здесь, на Западе, к слу­гам куда более холодное отношение. Восточные люди со своими слугами вообще не разговаривают. Ему слуга что-нибудь говорит, он слушает, но не смотрит, не реа­гирует, только пальцем иногда покажет. Или так — гла­зами — и все! В Штатах иногда видишь: господа даже к животным лучше относятся, чем к слугам своим.

Кстати, Чайковскому, я знаю, нравились кошки и собаки, но дома он держал только одну собаку, кото­рую выучил разным фокусам. У Стравинских, когда они жили в Калифорнии, было два кота — Васька и Панчо. Васька был фаворит и добился, чтобы второго кота вы­турили. Васька ни с кем не хотел делить Стравинского. У меня была одна кошка, Мурка, хорошая. Я ее тоже выучил разным фокусам. Кошечки мне всегда нрави­лись. Кошечка — милый человек, она все понимает, но не любит, когда кругом много народу, не любит, чтобы ее теребили, тревожили. А когда остаешься с кошкой один, тогда она замечательная! В кошках, мне кажется, меньше холопства, угодничества, чем в собаках. Они независимые, гордые. Красивая женщина похожа на кошечку и на лошадь. Когда красивые женщины бега­ют, когда ходят — тогда они похожи на лошадей, заме­чательных. А когда ложатся спать, тогда на кошечек.

Теперь я люблю ходить смотреть на лошадей, люб­лю скачки. А в юности, в Петербурге, на скачки не хо­дил: на ипподром надо было ехать на извозчике, у меня на это денег не было, не говоря уж о том, чтобы делать ставки. Чайковский был азартный человек: любил скач­ки, любил играть в карты на деньги. В Петербурге увле­кались азартными играми. Это холодный город, ветре­ный, а игра согревает кровь. В своей опере «Пиковая дама» Чайковский написал замечательную музыку для сцены карточной игры. Стравинский, тоже азартный человек, написал целый балет «Игра в карты», в кото­ром танцоры изображали карты в игре в покер. Я по­ставил этот балет на сцене Метрополитен.

Волков: Из утомительного путешествия Чайковский возвращается домой и с удивлением записывает: «Вме­сто ничем не смущаемой радости и спокойствия я ис­пытываю неопределенную грусть, неудовлетворенность, даже тоску и (что всего курьезнее) беспрестанно лов­лю себя на том, что вот хорошо бы было куда-нибудь уехать... Работа есть, погода чудная, одиночество я все­гда любил и всегда к нему стремился, и при всем том я чувствую себя если не несчастным, то печальным и чего-то ждущим». В такие моменты в деревенской жизни, которую Чайковский так любил, его раздражают даже мелочи: например, не с кем вечером сыграть в карты.

Баланчин:О, как хорошо я понимаю Чайковского: когда с людьми, то хочется одному побыть, думаешь —так лучше будет, а как остаешься один — печаль охва­тывает. Жуткая печаль! Отчего так — не знаю. Кажет­ся, будто родные кругом тебя, те, с кем давно хотелось побыть вместе. А потом понимаешь, что их нет. Иногда начинаешь мысленно с ними говорить о чем-то. И ка­жется, будто они слышат и отвечают. А другим людям об этом рассказать нельзя.

Раньше, когда я молодой был, в моменты тоски со­зывал друзей. Мы по ресторанам не ходили, а я сам го­товил, причем не по рецептам, а по воспоминаниям — по вкусу и запаху детских лет. В России у нас были слу­жанки, которые готовили; мать готовила замечательно. Я еще помню вкус тех блюд! И конечно, помню то, что я пробовал, нюхал, едал повсюду. Хоть и без рецептов, а получается у меня вкусно. Единственное, я не всегда уве­рен с плитой, какой она жар дает и сколько времени еду в ней держать. Тут надо пробовать несколько раз, экспе­риментировать, и только тогда решить. Это похоже на балет: там тоже надо пробовать — немножко жару, не­множко холоду, немножко того подсыпать, немножко этого подбавить, перца там или соли. В балете, как и в кулинарном искусстве, результат зависит от опыта, уве­ренности в себе и интуиции. И еще — от везения.

Волков: Склонный к самоанализу Чайковский при­знавался, что не может усмотреть в своих поступках никакой иной логики, кроме эмоциональной, и заклю­чал: «Мне кажется, что я обречен целую жизнь сомне­ваться и искать выхода из противоречий». Когда чита­ешь дневник или письма Чайковского, иногда может показаться, что вот-вот под давлением внешних событий и внутренних импульсов личность композитора распадется. Но каждый раз Чайковский находит в себе силы преодолеть кризис. Главный стимул для него, ко­нечно, работа, сочинение музыки. Но что заставляет Чайковского встречаться с людьми, искать контактов с издателями, исполнителями, самому дирижировать, — говоря словами Чайковского, «накладывать на себя ярмо»? «Ответ простой, — объясняет он, — все это я проделываю, ибо считаю своим долгом. Я нужен, и, пока жив, надо эту нужду удовлетворять».

Баланчин: Конечно! Пока у композитора есть силы, он должен все это делать! И Стравинский делал то же самое! И у нас то же самое, в нашем балете: нужно ез­дить повсюду, интервью давать, на приемы ходить. Ведь это же все ужасно утомительно. А потом думаешь: ведь это для театра нужно, значит, это важно, это хорошо. И потом, в этом есть такое русское: «я должен!» Чув­ство долга — это русское, как у Льва Толстого, у Досто­евского. Русский человек ощущает, что он какую-то миссию выполняет. Вот Чайковский — он же совершен­но не светский человек, но он общественный человек, он гражданин. Большая разница между светским чело­веком и общественным. Чайковский считал, что его музыка нужна. Значит, он старался, пока жив, ее объяс­нить, чтобы она стала понятней. Это и есть ощущение долга перед музыкой. Оно идет от сильного религиоз­ного чувства. Ты знаешь, что так нужно сделать, и вы­полняешь, потому что веришь в это.

Я знаю, как вера примиряла Стравинского с жиз­нью. То же самое, видимо, испытывал и Чайковский.

Чайковский сам описал один такой случай. Крайне взволнованный неприятностями, он бродил по Петер­бургу и зашел помолиться в храм Христа Спасителя. Молитва, запах ладана, священник, читающий Еванге­лие, — все это успокоило его. С Чайковским такое слу­чалось, случалось не раз.

И конечно, Чайковский был монархистом и патри­отом. Он любил Государя, а о другом и слушать не хо­тел. Чайковский не был шовинистом, но когда русские воевали с турками, он так переживал за Россию, что даже сочинять не мог. Он читал газеты, следил за пос­ледними политическими новостями. Он спорил с дру­зьями о политике. Люди воображают, будто компози­торы все время думают только о музыке, о прекрасных вещах. Это ерунда, конечно! Мы со Стравинским часто говорили о политике. Особенно после нескольких сто­почек водки.



Источник: http://Соломон Волков . Разговоры с Джорджем Баланчиным
Категория: Интевью с Баланчиным | Добавил: sasha-dance (08.06.2009) | Автор: Зырянов Александр Викторович
Просмотров: 1146 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  •  
  • Программы для всех
  • Лучшие сайты Рунета